Размер шрифта:
Цвета сайта:
Изображения
Обычная версия
8 (347) 254-99-84
450106, г. Уфа ул. Батырская, 39/1 
e-mail: ufa.rssmpmk@doctorrb.ru

Министерство здравоохранения
Республики Башкортостан
Государственное бюджетное учреждение здравоохранения Республиканская станция скорой медицинской помощи и центр медицины катастроф

Новости РССМП и ЦМК

Среда,  7  Февраля  2018


Для них нет ничего дороже каждой жизни, и не важно, чья она — пьяницы, предпринимателя, пенсионера или высокопоставленного чиновника.
Их глаза, покрасневшие после очередных суток, проведенных не рядом с семьей, а на дежурстве, — отражение боли этого мира, с которой им приходится постоянно сталкиваться и которая никак не утихает. Их нельзя винить в том, что сердца очерствели, а работа стала механической, ведь им так часто приходится сталкиваться с безжалостностью судьбы… и людской глупостью. Страшные автокатастрофы, детские смерти, происшествия, в которых гибнут сотни людей — для многих из нас, по счастливой случайности, — это криминальная сводка новостей, а для них — работа. Как выглядят в реальности будни врачей скорой помощи? Продежурив с командой реаниматологов южной станции скорой медицинской помощи Уфы, корреспонденты Proural узнали, от чего они спасают бомжей и замминистра, защищены ли от нападения со стороны больных и родственников, а также похожа ли их жизнь на ту, что изображают в фильмах.

20.30, станция скорой медицинской помощи, улица Батырская
Диспетчерская — «мозг» медучреждения, который принимает и обрабатывает входящие вызовы и распределяет их по бригадам скорой помощи. Сюда жители города звонят с любыми жалобами.
По громкой связи объявили о получасом перерыве на ужин, однако поесть-попить удается не всем: кого-то тут же разворачивают обратно — нужны на вызовах. Не задерживается и команда врача-реаниматолога Игоря Газизова, с которой нам сегодня предстоит дежурить.


20.55, там же
Вместе с Игорем Газизовым, двумя медсестрами-анестезистами — Анной Новак и Нафисой Шангареевой и водителем Явдатом Кудояровым мы выезжаем на машине скорой помощи за ворота станции. Старт ночному дежурству дан!
Первый вызов принят: у 91-летней бабушки сильно упало давление. Едем на улицу Айскую. Тишину прерывают поступающие по рации вызовы нуждающихся в неотложной помощи уфимцев. В темноте, воцарившейся в салоне реанимобиля, безмолвствуют и экраны мониторов состояния пациента. 


В атмосфере тишины и темноты, мы доезжаем до пункта назначения. Реанимационная бригада исчезает за металлической дверью многоэтажного дома. Оказывается, уповая на врачебную магию одного из популярных лекарств, 91-летняя старушка выпила таблетку, после которой почувствовала себя нехорошо. Врачи провели нехитрую манипуляцию: подняли бабушке ноги. Эта первая помощь при низком давлении.


Пока бригада работает на вызове, водитель реанимобиля Явдат отходит от верной спутницы — машины — и закуривает, неспешно выпуская густой табачный дым. В этом момент кажется, что жизнь остановилась ненадолго, сделав иногда так необходимую каждому из нас паузу. Но вот широко распахивается подъездная дверь, выходят наши герои. В ожидании следующего вызова все наше внимание переключается на реаниматолога Игоря Газизова, который, подобно персонажу рассказа Максима Горького Данко своим горящим сердцем и холодным разумом спасает жизни людей.

— В скорой помощи я работаю с 1986 года. Шел сюда за интересом, который пока еще не пропал. Конечно, денег тут не заработаешь. Спокойные дежурства бывают очень редко. Без работы мы никогда не останемся. За помощью обращаются в любых случаях. И контингент разный: то замминистра, то бомж, — рассказал Игорь Маркович.

— А как у Вас получается всегда оставаться бодрым несмотря на огромные нагрузки?
— У меня другой биоритм по сравнению с вашим. У вас 24-часовой, а у меня 72-часовой цикл. Вы за три дня проживаете три, а я – один. Я 24 часа отработал, 24 — поспал, 24 — как с похмелья походил и обратно на работу пошел, — то ли в шутку, то ли всерьез ответил он. — Сейчас у меня «квадратная» голова. Только приехали из реанимации, привезли тяжелую больную. Думали, что она в машине умрет, а мы ее все-таки довезли. И все те «телевизор» в салоне работали, а не просто были антуражем, как вы сейчас видите. Оборудование нашего реанимобиля в общем-то стандартное, стоит во многих автомобилях, но там нет меня (смеется).

— А что случилось с той женщиной?
— Инфаркт миокарда. Гоняла целый день на снегоходе, впервые за 20 лет выбралась с внуками покататься. Докаталась в общем.

— Молодеют ли болезни?
— Инсульты молодеют, инфаркты, вообще все ишемические болезни.

21.50, по направлению к бульвару Молодежи

Погрузившись обратно в реанимобиль, мы направляемся дальше. Реанимационной бригадой принят следующий вызов: 21-летняя девушка теряет сознание, бульвар Молодежи.
Подпрыгивая на колдобинах наших практически идеальных дорог, мы решаемся поговорить о такой нелегкой работе с медсестрами-анестезистками Анной и Нафисой, которые уже закончили заполнять карту пациента.

Нафиса рассказала, что трудится в скорой помощи почти 22 года и без работы своей жизни уже не представляет.

— Конечно, бывает тяжело, у нас бригада специфическая, — говорит медсестра. Она навсегда запомнила свой первый вызов, когда еще молоденькой девушкой пришла работать в службу экстренной помощи населению из стационара.

— Там пациенты на белых простынях, всё тихо, спокойно. А тут первый вызов — уличный: у мужчины случился приступ, судороги. Дело было летом. Средь бела дня приезжаем, на остановке летом лежит мужчина. Вокруг — толпа зевак. Мне доктор говорит: «Нужно внутривенно сделать инъекции». Я тогда очень удивилась: «Прямо здесь?». Со временем к такому уже привыкла. Нам приходится оказывать помощь и в подъезде, и в напоминающей притон квартире, и в овраге, в любую погоду. Где мы только не бывали и помощь не оказывали. Уже привыкли, нас трудно чем-то удивить. 


— То есть вы осознанно устроились сюда работать? Для Вас это призвание?
— Трудоустройство было для меня случайным, я не собиралась тут надолго задерживаться. Но так и осталась. Конечно же, многое зависит от тех, с кем ты работаешь, устраивает ли тебя твоя бригада. У меня была возможность устроиться поближе к дому – на центральную подстанцию. Но за столько лет такого желания ни разу не возникало. Здесь замечательные люди, с которыми легко работать и которых понимаешь с полуслова.

— С какими сложностями приходится сталкиваться?
— В первую очередь раздражающим фактором выступают окружающие, которые мешают работать: родственники и просто сопереживающие, если дело происходит на улице. 

— Были ли случаи нападения?
— Были, конечно. Мы абсолютно незащищены в этом плане. Сколько лет об этом говорят, но до нас никому нет никакого дела. Например, шел разговор о том, чтобы обеспечить нас хотя бы какими-то элементарными средствами защиты. Но все посчитали для это излишним. Это мы работаем по трое, а девушки в линейных бригадах — по одной, выезжают на вызовы по ночам. Страшно, очень страшно, поэтому многие увольняются. 

— Как к вашему выбору профессии относятся родные?
— С восторгом. Это моя профессия, мой выбор, хотя в роду больше нет медиков. В детстве еще в куклы играла, лечила их. Детей у меня нет, а если бы были, то я, скорее всего, не хотела бы, чтобы они пошли по моим стопам. Не думаю, что эта профессия обеспечила бы их в будущем как морально, так и материально. Это должно быть призванием, когда уже не отговоришь. О том, что наша профессия нужная, мы слышим только разговоры. Люди не считают, что мы спасаем им жизни, по их мнению, мы обязаны это делать. Не все, конечно, так относятся, но в большинстве своем. Службу скорой помощи принимают за сферу услуг, что мы помогать обязаны, должны. Слова благодарности звучат всё реже и реже. Раньше с большим почитанием относились к медикам. 

22:20, бульвар Молодежи

Подъезд в доме на бульваре Молодежи, к которому подъехал реанимобиль, встретил беззаботностью: веселая ватага ребят пронеслась нам навстречу. В общем, соответствует названию бульвара, на котором расположен. Лифт, седьмой этаж, домофон, так и не поддавшийся напору медиков: не захотел пускать, несмотря на вводимые вновь и вновь три заветные цифры. Благо, из лифта вышла молодая семья, которая пропустила Игоря Марковича и Нафису. Мы остались ждать у квартиры.

Спустя некоторое время дверь открылась, пропустив бригаду реаниматологов. Их провожал, по всему видимому, отец девушки, поблагодаривший медиков и захлопнувший за ними дверь. Оказывается, у девушки вирус, симптомы которого помогли временно облегчить наши герои.


Весь путь до машины мы молчали. И только рассевшись в продиктованном условиями этого вечера порядке, решили прервать тишину. Не отказалась поговорить с нами и вторая медсестра — Анна. В профессии она уже более 20-ти лет, а непосредственно в скорой помощи работает с 2002 года. До этого, как и Нафиса, работала в больничном стационаре.

— Захотелось романтики, которой поначалу хватало. Но, сами понимаете, возраст свое берет. Да и люди другие стали. Той романтики уже нет. Сейчас практически ничему не удивляюсь. Отношение потребительское, и это не только в медицине. Отношение не как к людям, которые приехали тебе помощь оказывать, а как к прислуге. Люди сами о своем здоровье не заботятся, а за один день хотят вылечиться. Вы же понимаете, что это невозможно. Обижаются, ищут виноватых. Сейчас распространяется вирусная инфекция, так же много бабушек с хроническими заболеваниями, с которыми нужно поговорить, давление померить, таблетку дать. Говорят: «А что нам поликлиника сделает? Там нас не лечат, пусть скорая лечит». Но ведь скорая — это экстренная служба, мы не лечим. Они не понимают, что нужно идти в поликлинику. Там ведь очереди, а тут несколько цифр набрал — и к тебе приедет бригада, давление померит, ЭКГ снимет. Зачем куда-то ходить? — сетует Анна. 


По словам медсестры, они приходят на помощь линейной бригаде, которая попросту не справляется с огромным количеством вызовов. 

— Работа тяжелая, просто физически устаешь. Разбег у нас большой: приходится ездить и в Булгаково, и в Нагаево. Нам выделена очень большая территория: Новостройка, Зеленая Роща, села в Уфимском районе. Если бригады заняты, нам приходится выезжать в Шакшу и в другие отдаленные районы. За сутки бывает по 300 км «наматываем». Устаем, подолгу детей не видим. А куда деваться, работа. Кушать всем хочется, — рассказала медсестра.

22:40, улица Айская
Третий вызов нашего вечерне-ночного дежурства с бригадой реаниматологов. У девушки на девятом месяце беременности поднялось давление. 


В одночасье реанимобиль подобно «Черной молнии» прибывает к дому девушки. Поднимаемся на нужный этаж. В дверях нас встречает взволнованная женщина — мама или свекровь беременной. Сама девушка сидит на диване, оперившись руками об его спинку, и тяжело дышит. Игорь Маркович расспрашивает о жалобах, измеряет давление на обеих руках. На одной верхнее достигло отметки в 140, на другой — в 150 мм. рт. ст. Медиками принято решение забрать и отвезти пациентку в родильное отделение. Будущий папа заботливо проводил свою беременную супругу до кареты скорой помощи, передал ей рюкзак с вещами — и мы направились в роддом №8.

Нафиса, сидя рядом с девушкой, чуть заметно улыбаясь, спрашивает: 
— Когда врачи ставят срок?
— 10 февраля.
— Мальчик, девочка?
— Мальчик.

Подписывая согласие на оказание экстренной медицинской помощи, девушка расспрашивает медсестер о том, какие медикаментозные способы лечения применяются при высоком давлении в ее случае. На это ей отвечают, что на таком большом сроке опасно давать какие-то препараты.

23:15, родильный дом городской больницы №8, улица 40 лет Октября


Путь до роддома №8 оказался неблизким. Страшно подумать, сколько километров приходится преодолевать работникам скорой помощи за сутки! И везде их ждут, для кого-то из пациентов это ожидание сильно затягивается, отсчитывая минуты жизни.
Оставив девушку в приемном покое родильного отделения, Нафиса с Анной возвращаются в реанимобиль. Теперь бригаду ждут на улице 50 лет СССР: 39-летний мужчина потерял сознание. Срочно едем туда.

— Вы смотрели фильм «Аритмия»? — разрезал тишину наш вопрос. 
— Да, смотрели, — обернулись на наш вопрос медсестры.

— И как вам? Правдиво ли отражена ваша работа? И что скажете про реформы здравоохранения?
— Да, так все и есть на самом деле. Только не пьем на работе, не до этого.

23:52, улица 50 лет СССР
Вызов оказался ложным. Мужчине просто стало хорошо после очередной дозы алкоголя. 
— После того, как нам на пороге квартиры выдали бахилы, я понял, что «голяк». Когда случается что-то действительно серьезное, не до этого, — заметил Игорь Маркович.


По словам медиков, многие вызовы оказываются ложными. А ведь это время может стоить кому-то из нуждающихся в скорой помощи жизни.
— Многие трагические случаи происходят по человеческой глупости, те же ДТП. Погибших зачастую по своей вине взрослых не так жалко, как детей, за которыми не доглядели родители. Так, например, летом малыши выпадают из окон, виной чему становятся москитные сетки и отсутствие рядом мамы или папы. Нас, конечно, как вы уже поняли, мало чем удивишь, но все же человеческая глупость поражает.

02:30, станция скорой помощи
По двум последним вызовам реаниматологи оказывали помощь заболевших острым респираторными заболеваниями детям. Одного из них — с высокой температурой и рвотой — медики отвезли в 22 больницу. 


Буквально на 10 минут бригада реаниматологов прибыла на станцию скорой помощи, чтобы наскоро успев перекурить и выпить по чашечке кофе из автомата, отправиться дальше спасать человеческие жизни. С такими героями наш город может спать спокойно.

автор: Анастасия Демина.


Возврат к списку